12,53₽
97,04₽
88,65₽

18 детей из Ростовской области было усыновлено иностранцами

Узнать об их дальнейшей судьбе невозможно

После принятия федерального закона, который его сторонники назвали «законом Димы Яковлева», реалисты — «антимагнитским законом», а интернет-сообщество — «законом подлецов», тема усыновления в России не утихает. Активизировались общественники, посыпались обвинения всех американцев поголовно в жестокости и педофилии. Сторонники закона всем, кто был готов слушать, рассказывали про торговлю органами, сексуальное рабство, эксплуатацию детского труда... Складывается впечатление, что ужасные американцы тайно проникли на территорию России и попросту похитили наших российских детей, тайно вывезли за границу и там теперь измываются над ними. Но постойте, кто же давал разрешение на усыновление? Кто должен был проверять информацию о потенциальных усыновителях и отслеживать жизнь ребёнка после того, как он пересёк российскую границу? И вот тут начинается самое интересное. Согласно установленному порядку, отслеживать жизнь ребёнка за рубежом можно только в течение трёх лет. Что с ним происходит потом, никого, кажется, не интересует.

Тайна за семью печатями

Казалось бы, проблема решена — «американским детоубийцам» до российских детей теперь не добраться. Как и российским детям-инвалидам, оставшимся без родителей, теперь не дотянуться до передовых медицинских технологий. Ведь именно детей, имеющих проблемы со здоровьем, чаще всего отдают на усыновление иностранцам. Ведь то, что для выхаживания больных детей в России нет подходящих условий, признают даже чиновники.

«Количество детей, усыновлённых иностранными гражданами из США, Италии, Испании, Бельгии, сократилось с 21 в 2011 году до 18 в 2012 году. Все усыновлённые иностранцами дети имели серьёзные медицинские проблемы, в связи с чем не представилось возможным передать их в семьи граждан РФ», — сообщили в министерстве образования Ростовской области в ответ на официальный запрос donnews.ru. Сотрудники министерства также сообщили, что отчёты о жизни усыновлённых иностранцами детей поступают «своевременно, соответствуют установленной форме, случаев ненадлежащего отношения усыновителей к детям не выявлено». Но ведь и приёмные родители Димы Яковлева наверняка предоставляли все отчёты...

Согласно правилам, отчёты должны включать сообщения о том, как ребёнок адаптируется, о его образовании, полученном лечении, а также фотографии. Более подробно о процедуре контроля за жизнью маленьких жителей Ростовской области, отданных иностранцам в усыновление, в минобразе говорить отказались. Журналист donnews.ru не раз просил заведующую сектором координации органов опеки и попечительства минобраза Луизу Феневу об интервью, однако вместо очной встречи Луиза Николаевна прислала письменный ответ, содержащий сухие статистические данные. Попутно журналисту была прочитана лекция о том, что и как следует освещать в СМИ, а также высказан упрёк, что многие россияне после всей этой шумихи в прессе просто боятся усыновлять детей. После этого было написано ещё одно письмо на имя Ларисы Балиной с просьбой сообщить о судьбе детей из Ростовской области, усыновлённых иностранцами, однако министр сослалась на тайну усыновления. Тут надо заметить, что разглашать личные данные детей никто и не требовал. Хотелось бы, чтобы сотрудники министерства рассказали о судьбе хотя бы одного ребёнка, усыновлённого — нет, не американцами! — гражданами, например, Бельгии. О том, как этот малыш живёт и учится, о том, какое лечение он получил благодаря новым родителям (ещё раз подчеркнём, что на усыновление иностранцам отдают только инвалидов, на которых, как бы цинично это ни не звучало, не нашлось спроса у российских усыновителей). Однако сотрудники министерства хранят эту информацию за семью печатями. Информация о том, как и где были усыновлены дети, подробности их жизни за рубежом становятся достоянием общественности только после их трагической гибели. Так, например, было с трёхлетним Максимом Кузьминым, история которого активно обсуждалась в феврале этого года. А ведь Максима взяли из того же Печорского детдома, где воспитывался Дима Яковлев. Но даже после смерти Димы наши чиновники не проверили документы усыновителей других детей, хотя было понятно, что органы опеки Печор не утруждали себя доскональной проверкой документов потенциальных усыновителей.

Журналист donnews.ru обращался за помощью в получении информации о судьбах усыновлённых детей и к замгубернатора Игорю Гуськову, который курирует социальные вопросы. Однако и после этого никакой реакции от минобраза получить не удалось.

Так почему же чиновники не предоставляют информацию? Возможно, весь столь тщательно оберегаемый секрет кроется в том, что им просто нечего предоставить. Как сообщила сотрудник министерства образования Ростовской области Ольга Разуваева, отчёты они получают, а соответствуют ли они действительности, проверить невозможно, хотя она бы с удовольствием съездила ради такой проверки (ну, а кто бы отказался от заграничной командировки?).

А между тем усыновление иностранным гражданам (всем, кроме американцев) по-прежнему разрешено, а о судьбе уже усыновлённых детей доподлинно ничего неизвестно.

 

Видимость кипучей деятельности

Сразу же после принятия закона (который чего уж там, действительно сугубо политического толка и «антимагнитский закон» — самое подходяще для него название), чиновники всех мастей принялись создавать видимость кипучей деятельности, призванной стимулировать российских усыновителей. Обещали упростить процедуру усыновления для россиян, увеличить выплаты и пособия.

Не остались в стороне и члены партии «Единая Россия», объявившие в конце января о начале проекта «России важен каждый ребёнок». Курировать проект назначили главного казака Дона Виктора Водолацкого, который тут же пообещал всех здоровых сирот принять в кадеты, а всем сиротам с инвалидностью — современнейшие передвижные медицинские центры, которые доедут даже до самых отдалённых сёл и всех там вылечат.

Подняли и выплаты. Как сообщила специалист министерства образования Ростовской области Ольга Разуваева, среди мер, стимулирующих усыновителей, есть выплата подъёмных — 30 тысяч рублей единовременно. И если в начале 2012 года ежемесячные выплаты на одного ребёнка составляли 7258 рублей, то уже к 1 сентября 2012 года они составили 7308 рублей. Ну, а в 2013 году выплаты достигли и вовсе небывалых величин — 7715 рублей! Стимулирует, не правда ли?! Целых 406 рублей прироста! 28 дополнительных булок хлеба!

Но как решат эти астрономические суммы проблему лечения детей с серьёзными заболеваниями? Ведь некоторым из них для выздоровления и реабилитации такая сумма требуется ежедневно!

Конечно, больных детишек могут усыновить жители других стран (не американцы), но после всей этой политической игры с Америкой желающих вряд ли окажется много. Получается, что у некоторых малышей шансов вылечиться не остаётся...

И не надо снова заводить песню про американских детоубийц и их жестокость... Не далее как вчера Следственный комитет по Ростовской области возбудил уголовное дело в отношении жительницы Родионово-Несветайского района, которая утопила свою новорождённую дочку в колодце... Жестокости и смертей хватает и в самой России, родители убивают детей каждый день — и родных, и приёмных. Но эта статистика не сыграет роли в международных политических играх, поэтому не особо афишируется.

Запрещать усыновление американцам, оставляя эту возможность гражданам других стран — глупо и напоминает детские разборки в духе «забирай свои игрушки и не писай в мой горшок». А запретить усыновление всем иностранцам — значит отобрать у какого-нибудь малыша, нуждающегося в срочной операции, последний шанс на то, что его когда-нибудь усыновят и вылечат.

Но в то же время отдавать детей неизвестно кому без возможности отследить их судьбы — преступно.

А кипучая деятельность напоказ вызывает ещё больше вопросов: почему проблемы детей-сирот стали активно обсуждаться только после того, как Россия начала мериться градусниками с Америкой? Ведь Дима Яковлев умер задолго до того, как был принят закон его имени?

Чиновники выдают только информацию из разряда «всё хорошо, прекрасная маркиза», а о реальном положении дел, например о судьбе российских сирот после выхода из детских домов, никто не говорит. Так, пресс-служба губернатора Ростовской области отчиталась о том, сколько квартир было выделено детям-сиротам по итогам 2012 года, но о том, что Счётная палата России вынесла Василию Голубеву представление разобраться в этом вопросе, потому что квартиры выдаются не вовремя и порой не соответствуют нормам, — ни слова.

На неудобные вопросы журналистов чиновники отвечают агрессией и нравоучениями о том, что и как нам следовало бы писать. И чем больше замалчивания, тем больше возникает вопросов.

#