Бывший главный реаниматолог ростовской больницы № 20 раскритиковал расследование гибели пациентов на ИВЛ

Трагедия произошла год назад

Борис Розин и замглавы администрации Ростова по соцвопросам Елена Кожухова. Фото rostov-gorod.ru
Борис Розин и замглавы администрации Ростова по соцвопросам Елена Кожухова. Фото rostov-gorod.ru

Экс-заведующий анестезиолого-реанимационным отделением ростовской больницы № 20 Борис Розин, в ковидном госпитале которой в ночь с 11 на 12 октября 2020 года случилась массовая гибель пациентов, в интервью «Блокнот Ростов» критически отозвался о расследовании «кислородного дела». Специалист отметил, что о том, что в тот вечер в медучреждении закончился кислород, знают многие — из-за того, что он приказал врачам делать соответствующие записи о ЧС, и они точно остались на электронных носителях.

«Врачи ничего не могли сделать. Я был в отпуске. Ночью начали звонить врачи, сказали, что нет кислорода. Спросили, что им делать. Я сказал, чтобы делали записи в истории болезней. Потом их заменили, даже подписи поставили другие. Но электронные носители остались. Как там устроена работа. Сначала информация заносится в электронную историю болезни. Затем медик выходит из «красной зоны» и переносит данные уже на бумажный вариант, под которым ставит свою подпись. Вы же не пронесете бумажную историю болезни в «красную зону». Поэтому, когда информация была исправлена, верная осталась в электронном виде. И всё это есть у следователей», — сообщил Борис Розин.

Он также добавил, что был на допросе в Следственном комитете, где рассказал, кто и с какими вопросами звонил ему вечером 11 октября. Розин уверен, что у силовиков есть все нужные улики, и не понимает, почему расследование дела идёт так медленно.

«Да, я был у следователей. Мне показали список звонков, спросили, кто звонил. Я рассказал все, как было. По сути, у следователей всё есть — и подделанные истории болезней, и заявления дежурных врачей, рапорт заведующего, который был вместо меня, об отсутствии кислорода, подтверждения того, что мне звонили из больницы, но они всё ещё что-то ищут», — заявил в интервью бывший главный реаниматолог «двадцатки».

Напомним, что на прошлой неделе доклад о ходе расследования «кислородного дела» затребовал председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин. Причиной его интереса стала непрекращающаяся критика расследования, ведущаяся в СМИ и соцсетях.

По факту массовой гибели пациентов на ИВЛ в отношении неустановленных лиц было возбуждено уголовное дело о причинении смерти по неосторожности (ч.3 ст. 109 УК РФ). При этом до конца неясно, сколько конкретно смертей расследуют. В официальных релизах речь идёт о пяти жертвах, но по данным 161.ru региональный Следственный комитет ведёт работу по девяти погибшим 11 октября в ковидном госпитале «двадцатки».

Вместе с этим, врач-реаниматолог ростовской больницы № 20 Артур Топоров, который в тот момент был на смене в госпитале, сообщил, что из-за перебоев с подачей кислорода на ИВЛ задохнулись якобы 13 пациентов. Позже эти данные подтвердил и Борис Розин.