12,65₽
99,46₽
91,63₽

Ростовская область — регион-лидер по части уголовного преследования бизнеса

Донские предприниматели-сидельцы готовятся массово потребовать домашнего ареста

Борис Титов, фото news.sputnik.ru
Борис Титов, фото news.sputnik.ru

Уполномоченный по правам предпринимателей при президенте РФ Борис Титов в очередной раз посетил Ростовскую область как «славящуюся» своим отношением к бизнесу. За неполные сутки он успел встретиться с губернатором, прокурором, посетить СИЗО и поговорить с журналистами. Donnews.ru собрал ответы омбудсмена на самые интересные вопросы ростовских СМИ.

Борис Юрьевич, недавно вы обратились к председателю Верховного суда РФ с просьбой проверить обоснованность заключения под стражу предпринимателей, подозреваемых по экономическим статьям. Из 23 фамилий в списке больше трети — предприниматели Ростовской области. В регионе всё так плохо?

— Наш приезд в Ростовскую область связан с тем, что при очень высоких экономических показателях регион сегодня является лидером по вопросам уголовного преследования предпринимателей. Из порядка 700 обращений в аппарат регионального уполномоченного по правам предпринимателей Олега Дерезы около 100 связаны с уголовным преследованием.

Верховный суд дал разъяснение, что не должно быть такого, когда предприниматель находится в СИЗО на стадии предварительного следствия. Однако такие случаи есть, и большинство из них — в Ростовской области.

Последствия для этих предпринимателей самые печальные. Случаи, конечно, все отдельные, но некоторые достаточно крупные бизнесмены практически потеряли своё дело за время пребывания в СИЗО. В Ростовской области это начиналось ещё с дела Кациева 5 лет назад, которого всё-таки осудили и который перед этим провёл 6 лет в СИЗО.

Надеемся, что ситуация в регионе будет меняться к лучшему. Прокуратура в Москве нас абсолютно поддерживает в том, что предприниматели не должны содержаться в СИЗО. Прокуратура Ростовской области тоже говорит, что поддерживает. Будем поднимать этот вопрос как системный и с представителями судов региона.

Кроме того, сейчас мы стимулируем находящихся в ростовских СИЗО предпринимателей, их адвокатов, на совместные действия. У них у всех в разное время истекает решение по мере пресечения. Мы предлагаем, чтобы следующее ходатайство по изменению меры пресечения они подали одновременно, чтобы в итоге получить некое системное судебное решение.

Вы встречались сегодня с прокурором Ростовской области. Можете раскрыть какие-то итоги?

— Прокурора не было, был его заместитель. Мы показали ещё раз наше отношение ко всем этим делам. И ещё раз рассказали, что видим Ростовскую область сегодня в качестве самой сложной по вопросу защиты прав предпринимателей. Обсудили конкретные дела. К сожалению, не везде мы имеем взаимопонимание. Например, по тому же Чабанову {директор «ВАНТа» — donnews.ru}.

Во время своего прошлого визита вы говорили, что инициируете проверку Генпрокуратуры РФ в Ростовской области по поводу предпринимательских дел. Она состоялась? Есть какие-то итоги?

— Второй вопрос не комментирую, это дело прокуратуры. Но мы обратились, соответствующие действия были проведены, но поскольку это ведомственные вещи, я не могу комментировать.

Но результат есть?

— Ну, вы видите изменения? Даже кадровые...

Вы имеете в виду отставку прокурора по ЮФО Сергея Воробьёва?

— Никак не могу комментировать, потому что не знаю причины. Тем более, он официально в отпуске, насколько я знаю. Отставки как таковой нет. Мы стараемся внутренние кадровые вопросы правоохранительных органов не комментировать.

Руководство страны не раз требовало прекратить «кошмарить» бизнес. Тем не менее, ничего особо не меняется. Почему так происходит?

— Страна большая. Между президентом и малым бизнесом огромное количество людей — правоохранители, контрольно-надзорные органы. И каждый день мы сталкиваемся с ними. Даже несмотря на то, что принимаются законы в защиту бизнеса, несмотря на чёткие сигналы от руководства страны, всё в итоге упирается в этих чиновников среднего уровня. И это серьёзный барьер.

Я не согласен, что ничего не меняется, ситуация всё-таки немного улучшается. В статистике этого пока не видно, но тем не менее. В частности, Хуруджи в Ростове освободили. И это не единичный случай, по стране за год 84 улучшения именно в уголовной сфере. Обращений пока много, но всё-таки начинаются какие-то психологические изменения. Сейчас и Верховный суд очередной раз дал разъяснения о том, что нельзя арестовывать предпринимателей по обвинениям в экономических преступлениях.

Так что, я думаю, мы как-то прорвём эту ситуацию. По крайней мере, будем всё делать для этого.

Про компанию «КингКоул». Утверждается, что компания разорилась из-за неправомерных действий руководства. Но выясняется, что дело директора компании Владимира Пожидаева находится у вас в аппарате. Вы подозреваете, что это был рейдерский захват?

— Пока я это обращение не видел, но оно было. Надо разобраться, в чём же причина того, что зарплаты шахтёрам не выплачивались. Кто виноват: владелец бизнеса, который сейчас находится в СИЗО, или другие факторы, которые не дали ему возможность нормально организовать производственный процесс? Будем заниматься, пока точно ничего сказать не могу. Но в любом случае, какой бы социальный эффект это ни имело, он предприниматель. Лучше ему быть на свободе, может, под домашним арестом, чтобы не прекращать управление предприятием. Ведь обязательства перед работниками гасить ему, и он должен наладить работу своего предприятия, чтобы выплатить долги по зарплате.

Но я так понимаю, что есть основания считать, что во многом тут были ещё и другие проблемы.

На что чаще всего жалуются предприниматели в России? Ростовская область как-то выделяется?

— В стране, конечно, меньше жалуются на уголовные преследования, чем в Ростове. А в целом, больше всего вопросов, связанных с проверками и контрольным надзором. Дальше идёт уже региональная специфика.

Например, в Ростове я впервые услышал, что муниципалитеты для предпринимателей устанавливают завышенные требования по отношению даже к федеральным по вопросам экологии. Как мне объяснили, это ещё мэр Чернышев инициировал. Нынешний глава администрации подошёл, сказал, что всё решим.

Столыпинский клуб, который вы возглавляете, разрабатывает для президента экономическую программу развития страны. Что конкретно вы предлагаете?

— Программу готовит уже не просто Столыпинский клуб, а Институт развития экономики имени Столыпина. Проблема экономического развития России оказалась значительно серьёзнее, и когда президент поручил нам готовить стратегию, мы подвели под это научную основу.

Базовый посыл программы в том, что в условиях падения цены на нефть нашей стране надо искать новые источники заработка. Эти источники есть. У страны большой потенциал, как мы считаем — пять и более процентов прироста ВВП в год. И мы показываем в программе, где находятся источники роста.

Мы считаем, что вопрос в изменении институциональной среды, то есть в снятии рисков с бизнеса. Речь идёт о необходимости судебной реформы, ограничении уголовного преследования, контрольно-надзорной деятельности, проверок.

С другой стороны, государство не признаёт, что изменились экономические условия, упала доходность бизнеса. А тарифы, налоги и процентные ставки по кредитам выросли.

Например, эксперты посчитали, что более 60% размера тарифов — это издержки ресурсоснабжающих предприятий, их прибыль. Поэтому в нашей стратегии мы предлагаем на два года заморозить тарифы, как это было однажды сделано в 2013 году. Но после окончания этого моратория не снова говорить о росте тарифов, а найти резервы для их снижения. А они у каждого региона свои, по нашим подсчётам, от 20% до 25%.

Когда документ будет готов?

— По поручению президента, до конца февраля будет презентация. Документ называется «Стратегия роста».

Похожий документ для президента готовит и бывший министр финансов Алексей Кудрин. В чём отличие ваших предложений?

— Каждый из нас идёт своим путём. Многие сравнивают и даже сталкивают наши стратегии. Хочу заявить следующее: с Алексеем Леонидовичем мы всё-таки одной крови, это самое главное. Мы сторонники рыночной экономики, мы все идём в одну сторону. Вопрос в темпах похода. Алексей Леонидович предлагает ползти по-пластунски, пригнувшись, и очень медленными темпами. Считает, что надо осторожно всё делать. Мы же считаем, что страна достаточно сильна для того, чтобы бежать. Конечно, мы не спринтеры, но, тем не менее, мы должны бежать. Потому что все остальные страны бегут. И если мы не будем двигаться с той же скоростью, то окажемся вне забега. Во второй или даже третьей лиге. Если ты не достойный соперник, конкурент или партнёр того же уровня, то никто никогда никаких отношений с тобой строить не будет.

#