10,43₽
76,50₽
70,65₽

Ростовские власти заявили о готовности немного пересмотреть проект реконструкции Осеннего парка

Алексей Логвиненко поделился собственным опытом садоводства

Парк Осенний, фото Елены Хатламаджиян
Парк Осенний, фото Елены Хатламаджиян

Любые вырубки деревьев на территории Осеннего парка должны быть прекращены до 15-16 августа, а именно до проведения дополнительной дендрологической экспертизы. К такому решению общественники и власти Ростова пришли по итогам встречи, состоявшейся под руководством и.о. главы администрации Алексея Логвиненко.

Проблема, напомним, в том, что проект реконструкции парка предполагает уничтожение почти 700 деревьев, из которых 204 — здоровые. Просто они не укладываются в проект. Однако местные жители говорят, что и остальные подлежащие спилу 500 деревьев, которые признаны аварийными, далеко не все таковыми являются.

Представители местных жителей, которые пришли на встречу, заявили, что уже нашли независимого дендролога, который в четверг после обеда может обойти территорию парка и определить реальное число аварийных деревьев.

— Независимый эксперт за свои деньги поможет нам и сделает ревизию {аварийных деревьев}, — заявил один из пришедших на встречу ростовчан. — Просим приступать к чему-то только после окончания этой работы. Мы не должны плевать на свой народ. Есть Конституция РФ, где чётко написано, кем является народ. Давайте не создавать из этой мелкой проблемы политический фарс. А всё уже перехлёстывает в ту сторону.

Вызывает у местных жителей вопросы и размещение некоторых объектов. Например, это площадка для выгула собак. Люди указывают, что в 300-500 метрах от парка она уже есть (пусть и незаконная), а гуляющие в Осеннем люди соседства с собаками не хотят.

В целом же мнение жителей сводится к тому, что реконструировать парк надо, но не уничтожая при этом здоровые деревья. А строить что-то стоит там, где и так уже лежит асфальт. То есть, по сути, они выступают за пересмотр проекта. К слову, ростовчане заявляют, что ни о каких публичных обсуждениях проекта реконструкции они не слышали и в них не участвовали.

При этом, рассказала и.о. замглавы администрации по вопросам ЖКХ Анна Нор-Аревян, люди возмущаются проектом, который и так был изменён.

— Первыми проектными решениями планировался снос 801 дерева, в том числе 309 живых. После того как общественность подняла этот вопрос, были изменения, и больше 100 деревьев удалось спасти. За счёт чего это произошло? Центральная аллея парка должна была быть 8 метров, уменьшили до 5. Плюс ещё ряд дорожек передвинули, — рассказала она.

Сейчас, говорит Нор-Аревян, решение по каждому здоровому дереву будет приниматься отдельно.

— Если будет возможность двигаться в рамках 10% {отклонения от проекта}, то мы будем это делать. В рамках авторского надзора, с точки зрения законодательства, это возможно, — пояснила чиновница.

В свою очередь, руководитель Центра компетенций по развитию городской среды (готовил концепцию реконструкции парка) Алексей Санин рассказал, что основная причина всего происходящего — неиспользование при подготовке проекта реконструкции актуальной топосъёмки. Денис Касьянов из регионального отделения ОНФ заявил, что разработанный проект реконструкции был наложен на существующий парк лишь 2-3 недели назад.

— И когда это произошло, то увидели, что дорожки накладываются на здоровые деревья. А значит, их придётся сносить. Проектировщику изначально надо было выезжать на место и смотреть. Не меньше вопросов и к объектам. Так, скейт-парк предлагается строить в 20 метрах от детского сада. И совершенно не учитывается, что в Осеннем и так есть асфальтированные участки, на которых и можно было бы что-то размещать без уничтожения деревьев. Всё это указывает на то, что проектировщик на место не выезжал, — рассказал он.

Представитель проектировщика оправдывался, что необдуманно ни одного дерева в Осеннем не уничтожается.

— Реконструкция предполагает омоложение парка. Пока не начали пилить деревья, пока не начались возмущения жителей, у нас не было никаких сомнений, что мы идём правильным путём. Нам дали концепцию — её надо реализовать. Наша задача — сохранить баланс зелёных насаждений, поэтому проектом предполагается компенсационная высадка с коэффициентом 1,3. Это будут клёны, каштаны и прочие породы высотой {всего 1131 саженец} от 3,5 до 5 метров. Не было задачи сохранить каждое дерево, потому что концепция предполагала омоложение парка, — говорил он.

Однако вопросы возникли и по поводу компенсационных высадок. Местные жители, ссылаясь на некие экспертные оценки, заявили: предусмотренный проектом капельный полив приведёт к тому, что деревья пустят корни по поверхности земли, а не вглубь. И в перспективе также вскоре станут аварийно-опасными. Представитель проектировщика возразил, что «капельный полив — вещь отличная». Но тут уже вмешался и.о. главы администрации, у которого, как оказалось, богатый личный опыт в садоводстве.

— Я же дома тоже строил, проектировал, — говорил Логвиненко. — У меня был капельный полив, но это автоматика, оно всё на некоторой глубине, и сложно понять, какой расход воды, поливает ли вообще, может, там всё забилось. От капельного полива все ушли, у всех распылители. Я вот тоже отказался, поставил распылитель. Мы постоянно ходили с садовником, тыкали землю, пытались понять, на какую глубину ушла вода.

В итоге и.о. главы администрации Ростова заявил, что при реализации проекта будет учтено мнение всех сторон. Появится и рабочая группа, в которую войдут как дендрологи и общественника, так и чиновники.

— Нужно привлечь дендрологов, от жителей тоже, послушать заключение, — говорил Логвиненко. — И с учётом всех мнений, может, внесём какие-то корректировки, время ещё позволяет. До четверга-пятницы любые вырубки надо точно остановить. Сухие и аварийные деревья надо сносить, но хорошие необходимо оставить.

По его словам, в случае с реконструкцией Осеннего все хотели как лучше, в том числе и власть. А не ошибается тот, кто не работает. При этом не стоит забывать, что большую часть денег на парк дали федеральные власти в рамках программы «Формирование комфортной среды». И если до декабря Осенний не будет закончен, то случится катастрофа — город не только потеряет эти деньги, но и ничего не получит в следующем году.

#