12,58₽
99,02₽
90,89₽

Судьба дома Врангеля в Ростове-на-Дону остаётся неизвестной

Новый собственник не спешит его ремонтировать

Продажа дома барона Врангеля в Ростове по переулку Газетному, 8, наделала много шума и оставила немало вопросов. Причём как к его прежнему владельцу — Ростовской епархии, так и к новому — ООО «Управление механизации». Главный вопрос: когда начнётся восстановление дома и что будет в нём располагаться?

Но узнать у коммерсантов об участи, уготованной памятнику архитектуры, не представилось возможным: Николай Майдибор — владелец ассоциации строительных организаций «Комстрой», в состав которого входит ООО «Управление механизации», — оказался, по словам его сотрудников, очень занят.

Представители епархии были более разговорчивы, поведали свою версию событий и назвали мотивы, побудившие церковное руководство продать непрофильный актив.

«Комплекс домов барона Н. Г. Врангеля»: двухэтажное здание Ростовского отделения РОПиТ; одноэтажный особняк», или проще дом Врангеля, был безвозмездно передан Ростовской епархии 22 мая 2007 года согласно постановлению мэра Ростова № 508. Через год с небольшим, 6 августа 2008-го, епархия оформила объект в собственность.

Как сообщил пресс-секретарь митрополита Меркурия Игорь Петровский, комплекс передавался с заверениями, что в его реконструкции мэрия окажет церкви материальную помощь. Но денег, обещанных администрацией города, по словам Петровского, епархия так и не дождалась.

— Мы вызвали специалистов, чтобы они оценили состояние здания и перспективы его восстановления. Выяснилось, что одна только разработка проектной документации обойдётся в 6-7 миллионов рублей, а полное восстановление — около 70 миллионов рублей, — сообщил Петровский.

С приходом митрополита Меркурия был поднят вопрос о реконструкции кафедрального собора, который 150 лет не видел капитального ремонта.

— Но в то же время стало ясно, что реставрировать сразу два исторических памятника епархия не в состоянии. Поэтому на заседании епархиального собрания было принято решение продать дом Врангеля, а вырученные средства вложить в реконструкцию Кафедрального собора, — пояснил Игорь Петровский.

Пресс-секретарь митрополита, говоря о сделке, отметил, что «это был не просто акт купли-продажи».

— Мы нашли старого проверенного мецената, который и раньше участвовал в благотворительных проектах. И этот меценат не из коммерческих соображений, а вполне даже филантропических, из культурных и человеческих побуждений согласился на следующую схему: он берёт на себя реконструкцию домика Врангеля, в том числе все культурные обременения, и кроме того перечисляет на реконструкцию кафедрального собора 9 миллионов рублей. Именно эта сумма была указана в договоре о покупке домика Врангеля. Не стоит забывать, что с этих миллионов мы заплатили все налоги. В итоге 8,5 миллионов рублей были перечислены в фонд реконструкции собора. Таким образом, был найден компромисс, в результате которого два памятника истории и культуры будут сохранены и восстановлены, — отметил Петровский.

Однако есть другая версия событий и мотивов продажи дома Врангеля. О них говорили председатель Ростовского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Кожин и руководитель агентства «Рейна-тур НТВ» Татьяна Нечепаева.

— Вся сделка изначально была окутана завесой тайны. Почему не рассказали, как принималось решение и какими соображениями руководствовались служители церкви при выборе покупателя? Кто этот загадочный меценат? Я обращался в епархию и предлагал им человека, который за собственные средства приведёт в порядок дом, и главное, комплекс оставался бы в итоге в собственности города, — рассказал Александр Кожин.

Татьяна Нечепаева — тот самый человек, который был готов организовать в доме музей.

— Учитывая то, что Врангель — личность известная не только в Ростове, но и за пределами страны, было бы логично, отремонтировав здание, организовать в нём музей. Это мог быть музей гражданской войны. Кроме того, часть экспозиции можно было посвятить нашему знаменитому земляку Александру Солженицыну. Эти предложения и бизнес-план я принесла в епархию. Там меня приняли, взяли план и пообещали с ним ознакомиться. Я вышла из церкви и поймала себя на мысли, что разговаривала не со священниками, а прожжёнными коммерсантами, — поделилась впечатлениями Татьяна Нечепаева.

Весть о продаже дома в областном правительстве, в свою очередь, восприняли с удовлетворением. Заместитель губернатора Игорь Гуськов на встрече с журналистами сообщил, что «дом Врангеля ждут хорошие времена».

А опасения, что здание будет снесено новым владельцем, Гуськов отверг напрочь: «В договоре купли-продажи имеется охранное обязательство, которое запрещает перестраивать, а тем более сносить его».

Однако, по мнению Александра Кожина, охранное обязательство — не гарантия того, что дом сохранится.

— К сожалению, уже были прецеденты, когда памятники истории уничтожались, как ненужный мусор, — отметил собеседник агентства.

Что будет с объектом культурного наследия, сейчас можно только гадать. Не исключено, что новый хозяин приспособит его под жилой дом. Разве не круто будет перед друзьями-бизнесменами небрежно бросить: «В моём доме раньше Врангель жил!»

Пока же дом стоит, как и прежде — наглухо заколоченный, с нелепой железной крышей и временными окнами.

P. S. Редакция donnews.ru с удовольствием предоставит слово Николаю Майдибору, если он согласится поведать о своих планах по восстановлению дома Врангеля.

#