12,27₽
95,22₽
89,00₽

В Ростове самозастрои выдают за автосервисы и «дома для родственников»

Исполнение судебных решений растягивается на несколько лет

Дом на Крепостном, 14, фото donnews.ru
Дом на Крепостном, 14, фото donnews.ru

По данным управления Федеральной службы судебных приставов (ФССП) по Ростовской области, в прошлом году в Ростове под снос пошли 32 дома, построенных с нарушением закона. По каким именно адресам были снесены самозастрои, в пресс-службе управления не сказали. Не ответили и на официальный запрос сотрудники городского департамента архитектуры и градостроительства.

Между тем в Ростове полным ходом продолжается строительство многоквартирных домов под видом частных. Построив дом, хозяева продают квартиры втридорога. Под снос же по решению суда идут единицы.

Одним из первых домов в Ростове, признанных самозастроем, стал многоквартирный коттедж по улице Шекспира, 32. Это здание общей площадью более тысячи квадратных метров возводилось без необходимых документов в зоне индивидуальной застройки. Судебное решение о сносе дома было вынесено ещё в 2010 году, но затянулось из-за большого количества процессуальных действий.

Снесли этот дом, как пояснили в службе судебных приставов, лишь в конце 2013 года. На его месте сейчас пустырь. Как пояснила donnews.ru начальник отдела организации исполнительного производства управления ФССП по Ростовской области Жанетта Александрова, процесс сноса дома на Шекспира затянулся из-за того, что один суд принял решение о наложении ареста на имущество должника, а другой — о сносе самовольно возведённого строения. Кроме того, застройщика посадили в СИЗО, а в его отношении было возбуждено уголовное дело.

То, что осталось от дома на Шекспира, 32

Несмотря на то, что в каждом конкретном случае сроки сноса всегда разные, на практике часто оказывается, что процесс сноса — весьма и весьма длительный. Даже в теории схема сноса кажется для реализации весьма затянутой.

Решение о сносе самовольно возведённого строения выносит суд. Инициировать его может как физическое лицо, к примеру недовольные соседи, так и представители госорганов — прокуратуры, департамента архитектуры, департамента имущественных и земельных отношений и т. д.

Сносить дом (или демонтировать его часть) по закону должен сам должник в течение пяти дней с момента получения решения суда.

— К сожалению, законом не предусмотрена уголовная ответственность за неисполнение решения суда. Мы имеем право предъявить к неисполнителю лишь меры административного порядка. Если человек не исполнил решение суда, мы взыскиваем с него исполнительский сбор — 5 тысяч рублей. И суд назначает новый срок для исполнения. Если человек снова не сносит дом, мы составляем новый протокол о том, что он не исполнил решение суда. Только потом мы принимаем меры, чтобы сносить дом за счёт бюджета, — рассказала Жанетта Александрова.

Чтобы снести дом за счёт бюджета, нужно опять-таки выполнить ряд непростых и длительных процедур. Сначала приставы устанавливают, есть ли у человека имущество, за счёт которого он может в дальнейшем погасить понесённые государством расходы (к примеру, участок под домом). Затем составляют смету расходов и ищут организацию, которая будет сносить дом. На это, как правило, уходит 1-3 месяца. Пакет документов нужно отправить в Москву, а затем дождаться, когда из федерального бюджета поступят средства на снос.

— Есть ещё один вариант — взыскатель (как правило, соседи) может самостоятельно снести дом. Но для этого взыскатель должен обратиться в суд, а тот — возложить на него обязанности по судебному решению, то есть сносу. Расходы же, которые понесут взыскатели, потом также взыскиваются с должника. Судебное решение бессрочно, поэтому если у человека есть имущество, оно всё равно забирается, — пояснила Жанетта Александрова.

Опять-таки это процедура не пяти дней. Хотя, по её словам, такая схема в некоторых случаях упрощает процедуру получения денег из бюджета. В ряде случаев, как, например, в истории с домом на улице 4-й Семейной, 3, дело не движется, так как нужно расселить людей, которые купили свои доли в этом доме.

В этом же году, по данным приставов, в Ростове пока не снесли ни один из незаконно построенных домов, хотя три-четыре сметы уже находятся в разработке.

В департаменте архитектуры и градостроительства сообщили, что в числе объектов, в отношении которых приняты и вступили в силу решения суда о сносе, находятся только 7 домов. При этом интересно, что 14 ноября прошлого года администрация Ростова обнародовала список из 80 домов, которые строятся с нарушением закона. Спустя три недели администрация обнародовала новый список. За такое короткое время их число сократилось с 80 до 17. Тогда в департаменте строительства Ростова пояснили, что, согласно решению суда, некоторые объекты сносить не будут, а большинство самозастроев будут узаконены. Когда планируется снос семи перечисленных домов, в ответе на запрос опять-таки ни слова.

В конце января сотрудники управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ростовской области проверили в Ростове три дома, которые собственники земли под ними хотят зарегистрировать в качестве индивидуальной жилой собственности. Но все эти дома на самом деле имеют признаки самозастроя — четвёртый этаж и мансарду большей площади по сравнению с той, которая указана в документации.

Первый объект, на который журналисты отправились вместе с и. о. начальника отдела Государственного земельного надзора управления Сергеем Черных стал дом на Крепостном, 14. Площадь участка, на котором стоит дом — 300 квадратных метров, а площадь дома — 800 квадратных метров.

— Сразу возникает подозрение, что объект в дальнейшем будет использоваться под офисы или как многоквартирный дом, — пояснил Сергей Черных.

Несколькими днями ранее собственник земли под этим домом сообщил, что один этаж дома предназначен для его брата, второй для свата, третий для ещё кого-то из родственников. На саму же встречу с представителями Росреестра он не явился. Не оказалось на месте и собственника второго объекта — трёхэтажного дома на Рябышева, 17. Невооружённым глазом видно, что на первом этаже по плану будет шесть дверей и шесть окон. Для обычного жилого дома — весьма необычный вид.

Сергей Черных рассказывает о доме на Рябышева, 17

По словам соседа Артура Гершунова, строительство этого трёхэтажного дома ему вовсе не мешает и поэтому претензий к соседу он не имеет. Хотя дома находятся на расстоянии менее двух метров друг от друга. В разговоре с журналистами мужчина проговорился, что, по слухам, рядом с ним появится дом на шесть квартир.

Не смогли застать журналисты никого из собственников земли и трёхэтажного дом на Шолохова, 173. Вдобавок, когда ему позвонили сотрудники Росреестра, он заявил, что самостоятельно забрал документы с регистрации.

Дом на Шолохова, 173

Всю эту ситуацию хочется назвать игрой в прятки. Приставы не могут встретиться с собственниками, собственники не подчиняются решению суда и не сносят дом, в лучшем случае лишь платят штрафы. А штрафы за нецелевое использование земельного участка весьма скромны — всего одна-две тысячи рублей для физических лиц.

В начале марта в Госдуму был внесён законопроект, нацеленный на противодействие легализации самовольных построек. В частности, депутаты предлагают, чтобы лицо, построившее дом самовольно, не приобретало права собственности на него. «Оно не вправе распоряжаться постройкой — продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки», — говорится в проекте закона. Разработчики подчёркивают, что проблема самовольных построек в России приобрела угрожающие масштабы. Решить её местные власти не в состоянии, заявили депутаты.

Только в Ростове собственники земли пытаются обмануть Росреестр самыми различными способами: одни выдают этаж за подвал, другие — мансарду за полноценный этаж, третьи — автосервис за частный дом. И пока тянутся судебные разбирательства, владельцы таких домов успевают их продать. Люди вселяются в квартиры, а потом оказываются обманутыми.

Бороться с такими нарушителями при помощи профилактики глупо. По мнению Жанетты Александровой, решить проблему можно только в комплексе.

— У нас есть много надзирающих органов — администрация Ростова, полиция, участковые, гостехнадзоры, юстиции. Но они вступают в дело только тогда, когда объект уже есть. Нам достаётся не причина, а уже следствие. Я не хочу огульно говорить о коррупционной составляющей, но если человек получил разрешение на строительство трёхэтажного дома, но успел построить ещё один этаж и крышу... Он же не за один день это построил? Где проверки Гостройнадзора? Кто-то же давал разрешение на подключение к системам канализации? — недоумевает Жанетта Александрова.

Стоит отметить, что в Ростове и области, по последним данным, 12 исполнительных производств о сносе самовольных построек находятся в производстве свыше двух лет. Какова их дальнейшая судьба, никто не знает. Может быть, если размер штрафов за самозастрои был бы в разы выше и существовала уголовная ответственность за отказ снести незаконный дом, проблем было бы гораздо меньше. Но, как говорится, если бы да кабы...

#