12,84₽
99,04₽
93,03₽

Ростовский областной суд решил, что компенсация в 700 тысяч за лишение зрения на один глаз — вполне достаточно

Пенсионер пострадал от ошибки медиков горбольницы № 8

В горбольнице №8 нашатырём сожгли глаз пациенту. Фото: МБУЗ «Городская больница № 8»
В горбольнице №8 нашатырём сожгли глаз пациенту. Фото: МБУЗ «Городская больница № 8»

Ростовский областной суд решил, что пенсионеру Владимиру Антипову, который по вине медиков горбольницы № 8 лишился зрения на один глаз, хватит компенсации в 700 тысяч рублей. При том, что лечение, по самым скромным подсчётам, мужчине обойдётся в 2 с лишним раза дороже.

Напомним, Антипов обратился в горбольницу № 8 с жалобами на сердце и давление. Уже в стационаре ему в какой-то момент стало плохо и кто-то из медиков решил привести его в чувство с помощью нашатырного спирта. Но почему-то вместо того, чтобы дать мужчине понюхать смоченную спиртом ватку, ему плеснули опасной жидкостью в лицо. Нашатырь попал в глаз, что привело в итоге к «стойкой утрате зрительных функций по причине химического ожога».

В больнице признавать свою вину отказывались, добровольно возмещать нанесённый пациенту вред также не стали. Последовало обращение в суд, где в итоге установили, что Владимир Антипов лишился зрения на один глаз именно по вине медиков. Кроме того, из-за происшествия у него появился диагностированный тревожно-депрессивный синдром.

По решению суда, горбольница № 8 должна была заплатить пенсионеру 700 тысяч рублей компенсации морального вреда. Правда эта сумма никого не устроила. В больнице настаивают на своей невиновности, а Антипов вместе с Алексеем Пешковым, защищающим его интересы в суде, указывали, что только лечение без учёта проезда, проживания и прочих сопутствующих затрат обойдётся в 1,5 млн рублей.

Последовала апелляция в Ростовский областной суд. Однако там на днях приняли решение, что 700 тысяч рублей за лишение зрения на один глаз — вполне достаточно.

Как пояснил dоnnews.ru Алексей Пешков, у его доверителя остаётся ещё вариант оспорить выводы Ростовской областного суда в Четвёртом кассационном суде. Сейчас пенсионер решает, стоит ли продолжать пытаться добиться справедливого, по его мнению, размера компенсации.