С горбольницы № 20 Ростова потребовали 1,3 млн рублей за смерть пациентки от коронавируса

Иск о компенсации морального вреда и материального ущерба подала её дочь

Городская больница №20. Фото yandex.ru.
Городская больница №20. Фото yandex.ru.

Ростовчанка Евгения Г. (имя изменено) подала иск к горбольнице № 20, считая, что из-за непрофессиональных действий врачей скончалась её мать. Девушка просит возместить ей моральный вред в размере 1 млн рублей, а также компенсировать нанесённый материальный ущерб на сумму 385 тысяч рублей.

Как развивалась болезнь

Как говорится в исковом заявлении (копия есть в распоряжении редакции), Светлана — мать Евгении — изначально имела в анамнезе ряд заболеваний: сахарный диабет, метаболический синдром, субкомпенсацию, гипертоническую болезнь. В ночь со 2 на 3 ноября прошлого года её состояние начало ухудшаться, появились кашель и головная боль, поднялась температура. Она вызвала на дом врача, чтобы сдать мазок на коронавирус, однако уже вскоре пришлось вызывать скорую. Бригада отвезла Светлану в горбольницу № 4, где женщине поставили диагноз: внебольничная двусторонняя полисегментарная пневмония лёгкой степени тяжести, поражение лёгких по результатам КТ — 12%. Ей выписали лечение и отправили домой под наблюдение врача.

Однако 7 ноября состояние женщины ухудшилось. Снова высокая температура, боли в области сердца, низкое давление, а сатурация составляла всего 89%. По скорой Светлану госпитализировали в горбольницу № 7, взяли кровь и мазок на ковид. Коронавирус подтвердился, поражение лёгких к этому моменту составляло уже 40%. 9 ноября женщину перевели в инфекционный моногоспиталь горбольницы № 20, который располагается в отделении роддома.

При поступлении в «двадцатку», пишет Евгения в иске, её маме сделали ЭКГ. Результаты были хорошими, ни намёка на инфаркт или инсульт. Тем не менее женщина продолжала жаловаться на боли в сердце.

10 ноября Светлане назначили сахароснижающий препарат, однако она побоялась его пить, так как данное лекарство противопоказано пить с кроворазжижающими препаратами.

«Мама постоянно жаловалась докторам и нам на боли в груди, подозревая кардиологические проблемы, настойчиво просила сделать врачей Вашей больницы ещё раз ЭКГ и КТ, однако они отказали ей в этой просьбе, решив, что у неё просто имеются боли в спине, оснований для ЭКГ и повторного КТ не имеется», — говорится в иске.

Начало конца

По словам Евгении, в следующие дни она привозила маме очень много воды, так как в больнице её поили якобы недостаточно. При этом Светлана хоть и очень много пила, но в туалет ходила редко, что, по мнению Евгении, свидетельствует о начавшихся проблемах с почками.

Дальше самочувствие Светланы только ухудшалось. От назначаемых препаратов, уверена Евгения, её матери становилось только хуже.

«С 13 ноября мама уже не могла дышать, ей стало ещё хуже, по всем признакам у неё было что-то с сердцем: она не мочилась, замучила диарея, падала в обморок, боль при вдохе, сильная одышка, сатурация низкая, низкий пульс, слабость, сонливость, стабильно высокий сахар. Была не в состоянии самостоятельно принять пищу, присутствовали нехватка кислорода даже в кислородной маске, невозможность даже в туалет сходить на ведро возле койки, у неё произошла потеря во времени и пространстве, мама уже не могла самостоятельно принимать пищу, но врачи утверждали, что состояние её в норме», — пишет в иске Евгения.

14 ноября Светлана перестала отвечать на звонки. К вечеру врачи сообщили дочери, что у её матери все жизненно важные показатели в норме, однако она находится в какой-то прострации, не отвечает на вопросы врача. Ей даже вызвали дежурную психбригаду, так как к прочим проблемам добавились панические атаки и интоксикационный психоз.

«В 16:40 15 ноября завотделением и реаниматолог сообщили нам без учёта результатов вскрытия, что у мамы оторвался сердечный тромб и по причине остановки сердца 15.11.2021 мама в 16:20 (согласно медсвидетельству о смерти — ещё в 14:00!) умерла... Причиной смерти явился отёк лёгких, двухсторонняя полисегментарная пневмония, ковид-19», — пишет Евгения в иске.

Почему виноваты врачи

По мнению Евгении, её мать можно было спасти. Однако врачи недооценили тяжесть состояния Светланы во время прибытия в стационар и нахождения в нём. Кроме того, якобы несвоевременно предоставлялись (либо не предоставлялись вовсе) необходимые препараты. То же самое с процедурами.

«В совокупности всё это привело к осложнению течения заболевания, создало риск прогрессирования имеющегося заболевания. Все факторы в совокупности привели к летальному исходу пациента», — говорится в иске.

По словам специалиста по защите прав пациентов Алексея Пешкова, который представляет интересы Евгении в суде, горбольнице № 20 изначально направили претензию с предложением решить всё в досудебном порядке.

«Мы предложили выплатить моей доверительнице компенсацию морального вреда, причинённого некачественной медицинской помощью и летальным исходом близкого родственника, а также выступили с требованиями привлечь виновных лиц к дисциплинарной ответственности. По результатам рассмотрения претензия была оставлена администрацией больницы без удовлетворения», — рассказал он.

В общей сложности претензии Евгении к горбольнице оценены в 1,385 млн рублей, из которых миллион — это компенсация морального вреда, а 385 тысяч — компенсация материального ущерба (затраты на похороны матери, поминальный обед, юридические услуги и так далее).