Яндекс.Метрика

В истории с закрытием под Ростовом рынков оказалось множество странностей и нестыковок

Donnews.ru о предыстории и подоплёке происходящего

16538

Опустевшая территория одного из закрытых под Ростовом рынков. Фото Елены Гриценко, Российская газета
Опустевшая территория одного из закрытых под Ростовом рынков. Фото Елены Гриценко, Российская газета

14 мая в Аксайском районном суде слушались два дела — о закрытии рынков «Овощной» и «Атлант». Выяснилось, это были далеко не первые заседания и вся история началась задолго до рейдов 27 апреля. Как бы то ни было, но суды 14 мая окончились ничем — рассмотрение дел отложили на июнь. Тем не менее, donnews.ru на условиях анонимности в этот день смог пообщаться со многими участниками процесса — как юристами, представляющими интересы собственников рынков, так и предпринимателями, там торговавшими, а также с их представителями в суде. О том, что удалось выяснить, читайте в нашем материале.

Предыстория

В целом надо понимать, что закрыть рынки на выезде из Ростова в прокуратуре решили достаточно давно. Всё началось ещё в мае 2020 года, в разгар ограничений из-за коронавируса. Как рассказали donnews.ru защитники, представляющие интересы предпринимателей, именно тогда на «Атланте» прошли первые проверки. С приходом лета они продолжились, хотя ещё в апреле правительство Ростовской области ввело мораторий на проверки субъектов малого и среднего бизнеса.

Надзорные органы поначалу интересовались именно соблюдением коронавирусных ограничений: наличием разметки, использованием масок, дезинфекцией и соблюдением прочих требований Роспотребнадзора. Затем добавились требования по противопожарной безопасности. Их уже собеседники donnews.ru связывают с пожаром, произошедшим в декабре 2020 года у соседей — на рынке «Классик».

Здесь важно отметить несколько моментов. Во-первых, о нарушении правил торговли или о незаконности самих рынков речи не шло. Во-вторых, в итоговых актах проверок, говорят собеседники donnews.ru, все выявленные нарушения описаны абстрактно. То есть указывается, что кто-то из продавцов был без перчаток, где-то нет разметки социальной дистанции и так далее. Но где именно эти нарушения допущены — в каком павильоне, каким ИП, по какому адресу — не указывается. В итоге получается, что нарушения допустил как бы весь рынок, хотя это как минимум некорректно. «Атлант» это, по сути, площадка для множества самостоятельных юрлиц.

Ну и, в-третьих, самих нарушений было выявлено лишь несколько десятков, и все они мелкие.

Как бы то ни было, но в декабре 2020 года в Аксайский районный суд от местной прокуратуры поступило два иска — о закрытии рынков «Атлант» и «Овощной». Если быть ещё точнее, то требования было два. Во-первых, прекратить деятельность рынков, а во-вторых — прекратить использование участков под ними для торговой деятельности. Основание — те самые весенне-летние проверки.

Прокуратурой сразу же было заявлено два ходатайства о принятии обеспечительных мер — закрытии рынков и наложении запрета на регистрационные действия (продажа, обмен и иные действия с земельными участками). Аксайский районный суд удовлетворил лишь второе ходатайство, оснований же для остановки работы рынков он не усмотрел. «Овощной» и «Атлант» продолжили работу.

А потом наступило 27 апреля.

Совсем другая история

То, что случилось в этот день, для предпринимателей и их юристов — загадка. Вполне очевидно, что нарушения санитарных и противопожарных норм вряд ли стали причиной для, пожалуй, самого крупного рейда силовиков в Ростовской области за многие годы. Основная версия заключается в том, что произошедшее 27 апреля вообще никак не связано с начавшимися в декабре 2020 года судебными процессами. Однако очень быстро их сюда подвязали.

Это косвенно подтверждает хронология. Как говорилось выше, Аксайский районный суд ранее отказал прокуратуре в остановке деятельности рынков. Однако 27 апреля их закрыли. По сути — без каких-либо юридических оснований. Здесь нужно напомнить текст странного уведомления, которое в день рейда раздавали предпринимателям. В частности, фразу «сообщаю вам, что осуществление деятельности на земельном участке в соответствии с заключённым вами договором аренды в ближайшее время будет запрещено». Ни подписи, ни имени, ни даже названия ведомства.

Вот такой «документ» раздавали в тот день

Однако спустя два дня, 29 апреля, Аксайский районный суд вдруг принимает решение, противоречащее прошлому, и останавливает работу «Овощного» и «Атланта». Иными словами, рынки сначала закрыли, а лишь спустя два дня для этого появились законные основания.

Дальше — больше. После рейдов закрыли, напомним, не только «Овощной» и «Атлант», но и «Строительный», и «Алмаз». Но по ним на тот момент не шло даже никаких судов, не было ни одного иска. Неувязка решилась легко — 30 апреля иски были поданы. То есть силовики в обоих случаях действовали на основании непонятно чего, а через несколько дней этому придали хоть какую-то видимость законности.

Этой же версии придерживается, например, правозащитник Александр Хуруджи, на общественных началах консультирующий пострадавших предпринимателей.

— Их тех документов, что я видел, складывается впечатление, что использовался принцип перечисления через запятую. В исках перечисляли возможные меры по отношению к рынкам и дописали возможность закрытия. А то, что это касается неопределённого круга лиц {работающих там предпринимателей}, то ли просмотрели, то ли не оценили возможных последствий, то ли специально туда добавили эту лазейку. А потом 29 апреля воспользовались ею, чтобы прикрыть то, что произошло 27 апреля, — говорит он.

По его словам, изначально было два параллельных процесса. Первый — расследование в отношении главы Аксайского района Виталия Борзенко и его предполагаемых подельников из семьи Бабаевых, которые и являются конечными собственниками большинства участков под закрытыми рынками. Второй — те самые иски по закрытию «Овощного» и «Атланта».

— 27 апреля по первому делу, насколько я понимаю, прошла спецоперация. А чтобы её юридически обосновать, сюда подтянули процесс с исками о закрытии. Административное и уголовное разбирательства соединились, и получилось какое-никакое, но юридическое обоснование рейдов, — считает Хуруджи.

Заложники ситуации

Однако, продолжает правозащитник, дальше, конечно, можно строить теории заговоров, обвинять неких олигархов из Швейцарии и так далее, но главное, что несколько тысяч предпринимателей остались на улице и без средств к существованию.

По сути, именно они сейчас являются главной пострадавшей стороной в этом деле. Но в судебных процессах по рынкам они никак не представлены, так как иски поданы к собственникам земли (Бабаевы и другие лица), а также тем, кто у них взял эту землю в аренду. Предприниматели в этой цепочке являются субарендаторами. И до недавнего времени идущие с декабря 2020 года суды их мало интересовали. Всё поменялось после закрытия рынков.

Одна из пришедших на процесс предпринимательниц. Фото donnews.ru

Сейчас эти люди проявляют неожиданную для многих последовательность и ведут себя юридически грамотно. В их среде выделилась относительно небольшая инициативная группа, которая подготовила ходатайства о вступлении в процессы по делу «Овощного» и «Атланта» в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований.

Как поясняет Хуруджи, это нужно для того, чтобы предприниматели могли зайти в процесс и официально заявить, что их права как третьих лиц в результате закрытия рынков нарушены. Это придало бы им юридические статус, потому что пока что в этом деле они, по сути, никто. Хотя, опять же, напомним, что главный удар пришёлся именно по ним.

Кроме того, в перспективе статус третьих лиц позволил бы им попытаться получить статус потерпевших по делу о мошенничестве. То есть они могли бы подать заявление о совершении преступления, суть которого в том, что их ввели в заблуждение, собирали с них деньги за аренду, хотя, как выясняется, делать это не имели права.

Сами же предприниматели, подавшие ходатайства (пока их чуть больше 20), пояснили donnews.ru, что есть и третья причина — они хотят быть внутри процесса, чтобы получить доступ к судебными документам и быть в курсе происходящего, а не довольствоваться каким-то слухами и отписками от властей и надзорных органов. Опять же потому, что они главная пострадавшая сторона.

Но, как сообщал donnews.ru, ходатайства были отклонены судом.

Миф о незаконности

Наконец, нужно разобраться с тем, что рынки «Атлант», «Алмаз», «Овощной» и «Строительный» якобы незаконные. Этот вывод общественностью и СМИ был сделан на основании информации от департамента потребительного рынка Ростовской области, в которой говорилось, что эти территории статуса розничного рынка не имеют.

Однако было бы более странно, если бы они его имели. Не секрет, что на всех этих площадках велась оптовая торговля. Кроме того, «Атлант», «Алмаз», «Овощной» и «Строительный» в принципе называются рынками лишь для удобства, по привычке. По факту это территория, на которой работает множество предприятий с различными формами собственности и различного масштаба. У каждого есть павильон, а то и капстроения, у некоторых ещё и склады. На территории этих площадок организована понятная и в целом неплохая логистика, проложены дороги. То есть это всё гораздо ближе к торговому центру или торговому комплексу. Рынок же — это площадка для торговли с прилавков и из павильонов.

— В ходе рассмотрения дел, — рассказывает donnews.ru одна из участвующих в процессе юристов, — департамент потребрынка как третье лицо не раз заявлял, что у нас нет признаков рынка, мы не соответствуем требованиям, предъявляемым к этой форме торговли. Заявлялось, что наша деятельность может рассматриваться как торговый комплекс или торговый центр. Мы рассматривали различные варианты и готовы были с ними соглашаться. Всё это есть в материалах дела.

Однако это не означает, что у «Атланта», «Овощного», «Алмаза» и «Строительного» вообще не было никакого юридического статуса. Они располагаются на землях, у которых есть прописанное целевое назначение — для осуществления торговой деятельности, для работы магазинов.

— Всё легально, — продолжает собеседник агентства. — Был план размещения магазинов, созданы подъездные и магистральные дороги, установлены дорожные знаки. Незаконность эксплуатации данных участков для торговой деятельности до недавнего времени даже не обсуждалась, никто не заявлял, что мы там нелегально. Почему этот вопрос вдруг возник — необъяснимо. Задаем этот вопрос прокуратуре, всем проверяющим, но ответа не получаем.

Непонятно, кто и зачем

Остаётся без ответа и главный вопрос — кому и зачем понадобилось закрывать рынки. Теории строятся самые разные. Самая популярная, как известно, состоит том, что на этом месте кто-то хочет возвести жильё. Однако, как говорит один из участников процесса по «Овощному», эта версия не выдерживает критики.

— На этом месте в советские времена фактически была городская свалка. Её рекультивировали, получился пустырь. На нём впоследствии появились рынки. Однако строить тут что-либо по-настоящему невозможно. Сверху несколько метров земли, а под ней мусор, отходы, — говорит он.

Что касается исков к рынкам, то, по его предположению, кто-то кого-то изначально решил просто наказать и показать, кто тут главный.

— Долгое время все вопросы о работе этих рынков, по всей видимости, решались через какие-то коррупционные схемы. Однако с некоторых пор работать легально, платить налоги, отчисления и вообще законно вести бизнес стало дешевле, чем платить откаты и кому-то что-то заносить. И поток с рынков остановился. После чего и началось давление, чтобы вернуть «кормушку», — говорит он.

Но, опять же, если даже это и так, то это объясняет ситуацию с проверками и исками, случившимися в 2020 году. Рейды 27 апреля пока остаются без объяснений. Как говорят сами предприниматели, всё выглядело так, словно государство ввело войска на свою же территорию против своих же граждан.

Как говорит другой собеседник donnews.ru, случившееся 27 апреля походило на то, что кто-то слишком буквально, слишком рьяно или слишком поспешно исполнил чьё-то поручение. И откровенно переборщил. А теперь никто не понимает, как объяснить всё случившееся людям, чтобы это выглядело хоть немного правдоподобно. Отсюда и странное молчание — силовики не могут ничего путного придумать (а может, по своему обыкновению, и не особо хотят), а чиновники, в том числе в правительстве Ростовской области, сами не понимают, что случилось и что с этим всем теперь делать.

Сергей Деркачев