8,90₽
65,86₽
62,50₽

Война на Донбассе может обернуться для Ростовской области масштабной экологической катастрофой

Миллионы тонн химических отходов рискуют попасть в реки

Розовая «вода» фенольного хвостохранилища между Торецком и Горловкой, фото DELFI
Розовая «вода» фенольного хвостохранилища между Торецком и Горловкой, фото DELFI

На территории Донбасса на линии разграничения между силами местного ополчения и украинскими военными расположены хранилища более чем на миллион тонн отходов химического производства, сообщает литовский портал «Спектр». Всего лишь одного неудачного попадания тяжёлым снарядом хватит на то, чтобы повредить дамбу отстойников, после чего яд заразит всю питьевую воду в большом радиусе, в том числе реки в Ростовской области.

Самое большое хранилище отходов — на миллион тонн — расположено между Торецком и Горловкой. Поменьше — на полмиллиона тонн отходов коксохимического производства — в Авдеевке. Рядом с ними протекает река Казённый Торец, впадающая в Северский Донец. Эта река берёт начало в Белгородской области в России, пересекает украинскую границу, течёт по Харьковской, Донецкой и Луганской областям, после чего вновь возвращается на территорию России, в Ростовскую область.

«Любой неудачно попавший тяжелый снаряд может повредить дамбу отстойников, и в течение считанных суток сотни тысяч тонн концентрированного яда выйдут на водозабор питающий питьевой водой Луганск и область, а ещё через пару суток они попадут в водозабор Каменск-Шахтинского, города с 88 тысячами жителей, что стоит на Северском Донце, в Ростовской области Российской Федерации», — пишет «Спектр». И это только очевидные последствия возможной катастрофы, точной оценки никто и никогда не проводил.

Одним из источников отходов является Научно-производственное объединение «Инкор и Ко» — бывший «Дзержинский фенольный завод». Это одно из крупнейших в мире предприятий по производству коксохимической продукции — нафталина и феноло-крезолов. Принадлежит украинскому олигарху Ринату Ахметову.

Хранилище отходов Авдеевского КХЗ с трёх сторон окружено отвалами сухих отходов, фото ОБСЕ для DELFI

В своё время предприятие было модернизировано, отходы перестали сливать в хранилища в степи. Однако остались старые, в которых накоплены миллионы тонн яда, в том числе фенола и формальдегидов, убивающих всё, вплоть до микроорганизмов. Они поражают кожу и слизистые человека и животных, вызывая химические ожоги. Также поражают печень, почки и центральную нервную систему.

Как пишет «Спектр», враждующие стороны на Донбассе вполне осознают масштабы проблемы и все риски, а потому регулярно объявляют локальные перемирия для проведения ремонтных работ на дамбах, а также для того, чтобы специалисты могли провести обследование состояния объектов. При этом дамбы укрепляются суглинком, которые легко смывается даже дождём. Доступа к глиняным карьерам у специалистов нет.

Однако проблема не только в этих хранилищах отходов. Ниже них протекает целая река с восемью миллионами тонн химических отходов 4-го, самого низкого, класса опасности.

«Но они вместе с двумя хранилищами отработанной химии завода «Инкор и Ко» образуют огромную «бомбу» — в случае разрушения дамбы любого из верхних хвостохранилищ её химия сразу попадет вниз в жидкую реку отходов и за считанные сутки будет доставлена общим потоком к ближайшему питьевому водозабору», — пишет «Спектр».

По словам главы группы экологического мониторинга при офисе Координатора проектов ОБСЕ в Киеве Ирины Николаевой, подобный «эффект домино» может спровоцировать любой снаряд.

«Учитывая пустоты под хвостохранилищами {имеются в виду пустые выработки в старых угольных шахтах} — в один день провалится накопитель, и всё. Это не из фильмов ужасов, это действительность. Мы знаем, что в накопителях тяжёлая химия, что у них плохое техническое состояние, фактически аварийное. И мы моделируем „аварийный сценарий". Будем объяснять руководству предприятий и госслужбам, что делать, чтобы предотвратить аварию, и как себя вести, если она все же произошла», — рассказала «Спектру» Николаева.

По её словам, учёные-экологи в настоящее время спешно ищут мировые компании, которые могли бы утилизировать химические отходы Донбасса. Деньги нужны и на то, чтобы установить на дамбы автоматические системы раннего обнаружения повреждений.

Ситуация осложняется тем, что Украина и России фактически прекратили обмен данными о состоянии трансграничных вод в бассейнах Северского Донца и Азовского моря. Как пишет «Спектр», украинская сторона в ответ на запрос портала предоставила данные о том, что уровень химического загрязнения в её части Северского Донца с момента начала конфликта на Донбассе вырос всего на 5%. Российская сторона данные о состоянии реки на территории Ростовской области якобы предоставлять не стала.

Как пишет «Спектр», специалисты Украинского Северско-Донецкого бассейнового управления водных ресурсов (БУВР) из-за 5% роста уровня загрязнения реки не переживают. Пробы они берут на своей территории, то есть ещё до того, как Северский Донец заходит на территорию боевых действий. Что там дальше, пишет «Спектр», украинский БУВР не заботит, потому что эта вода уходит в Россию. А точнее — в Ростовскую область.

#